Версия для печати
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

«Семья» ушла – «конверты» остались

«Семья» ушла – «конверты» остались
27 ноября 2014

После бегства «семьи» конвертационные площадки, «помогающие» бизнесу не платить налоги, схлопнулись. На память о Януковиче остались осколки преступного бизнеса – «партизаны» и Налоговый кодекс редакции 2010-2013 гг.

Придя в 2010 г. к власти, Виктор Янукович, а также его ближайшее окружение приняли решение взять под контроль теневую экономику страны. Руководствуясь принципом «не можешь побороть коррупцию – возглавь ее», родственники и поверенные экс-президента Украины поджали под себя сферу обналичивания утаенных доходов. Так, десятки конвертационных центров, существующих как «мелкий и средний бизнес», трансформировались в несколько больших структур – конвертационные площадки.

Бизнес-план Януковичей

Новые принципы работы теневого рынка предполагали наличие примерно 13 конвертационных площадок, помогавших бизнесу уходить от налогообложения. В соответствии с новой «программой» десятки мелких компаний-«конвертов» были изгнаны с рынка. Деятельность таких конвертационных площадок курировалась руководством одного из четырех государственных ведомств: Генпрокуратурой, Службой безопасности, Министерством внутренних дел, Налоговой службой. В эти структуры направлялись потоки выручки от «легализации» доходов. Они же прикрывали конвертационные центры от «наездов» других органов власти. Надзирали за происходящим на рынке также в Национальном банке Украины, Главном контрольно-ревизионном управлении Украины, Государственной службе по финмониторингу.

По разным оценкам, клиентами площадок стали до 90% средних и больших компаний, находящихся на общей системе налогообложения. Компаниям предлагались услуги собственно по обналичиванию доходов, что означает получение денег непосредственно в кассе конвертационного центра. А также перевод наличных средств в безналичные и документарное обеспечение операций. За услуги конвертационных центров бизнесмены платили в разное время и за разные услуги от 4 до 11% от обналичиваемой суммы. «Программа» позволила окружению Виктора Януковича, контролировавшему схемы по «отбеливанию» доходов, зарабатывать около 0,5-4 млрд. грн. наличными в месяц. Предполагается, что таким образом бывшая власть вывела из Украины сумму равнозначную двум бюджетам страны. А в целом теневая экономика составляла от 40 до 50% ВВП.

Часть предпринимателей становилась участниками преступной схемы принудительно, чувствуя на себе давление властей. Другая часть клиентов пользовалась услугами конвертационных площадок, просто желая меньше отчислять в госказну. «Когда предприниматель видит, что уплаченные им налоги расхищаются, а не идут на реформы, – у предпринимателя не возникает желания платить налоги, даже у патриотов», – говорит собственник финансовой компании, пожелавший остаться неизвестным.

Еще одним стимулом для бизнеса уйти в тень стало налоговое законодательство. Налоговый кодекс Украины времен «семьи» вывел нашу страну на топ-позиции всевозможных негативных рейтингов, оценивающих налоговое законодательство и легкость (в данном случае сложность) ведения бизнеса среди стран мира. Система была построена так, что, заходя в налоговое правовое поле, гражданин автоматически зачислялся в нарушители, ведь при необходимости инспектор мог установить размер налоговой базы до непосильных для предпринимателя сумм.
«В условиях, когда на бизнес, с одной стороны, давят драконовские налоги, с другой – нечестные конкуренты, которые быстро обскачут «белого» предпринимателя, а с третьей – взяточники в государственных органах, – работать стабильно и долго не получается», – говорит на правах анонимности учредитель юридической компании. Те суммы, которые предприятию удается сэкономить в результате сотрудничества с конвертационными центрами, направляются на зарплаты персоналу (40% которой пришлось бы отчислять в социальные фонды), на взятки чиновникам, правоохранителям и налоговой, а также на дорогостоящие покупки.

Налоговый источник

Главной статьей дохода конвертационных центров и главной головной болью всех предпринимателей является именно НДС: его немалые размеры (около 10% от ВВП), непрозрачные способы администрирования. Также усложняет ситуацию с НДС постоянно меняющиеся на законодательном уровне условия взимания этого налога.

«НДС – это очень проблематичная сфера. Налоговая по НДС отслеживает все операции. В какой-то момент (понимая интерес предыдущей власти к НДС) наша компания вообще отказалась от услуг, подпадающих под НДС. Мы поняли, что не настолько много на этом направлении бизнеса зарабатываем, чтобы связываться с такими проблемами, – говорит один собственник финансовой компании. – Я рекомендовал своим клиентам и коллегам свести операции, подпадающие под НДС, к минимуму или исключить вовсе».

Вместе с тем нечестные предприниматели могли (и, скорее всего, могут до сих пор) приобрести у самой налоговой липовое право на возмещение НДС за 3-4% от суммы налога. «На купленную сумму они составляли разного рода договоры на услуги (юридические, консалтинговые, строительство – не требующие лицензирования). Таким образом перекрывался налог на прибыль, а НДС оставался подтвержденным и легальным.

Из огня, да в полымя

После бегства В. Януковича и его окружения конвертационные площадки были разогнаны либо разбежались сами. «Сейчас с этим вопросом тяжело – такой системной работы, как было раньше, уже нет. Но остались «партизаны» – те, кто сумел перестроиться и уже в меньших объемах продолжает работать», – говорит один из бизнесменов. По его словам, конвертационные площадки отличаются от конвертационных центров лишь своими размерами и объемами оборотов средств. А схема работы и перечень предоставляемых услуг остались прежними. Сейчас за свои услуги конвертационные центры взымают все те же 9-11% комиссии от суммы.

Собеседники  утверждают, что по мере концентрации бизнеса существует и концентрация конвертационных центров. Следовательно, наибольшее их количество, как и ранее, сосредоточено в Киеве, Харьковской и Днепропетровской областях, в том числе в эти регионы (равно как и в другие) переметнулись игроки с Донецкой области.

Вычислить конвертационные центры как налоговой, так и самим предпринимателям уже сложнее, но не невозможно. «Налоговая в реальном режиме может закрыть всех старых игроков за три минуты. У них есть для этого все технические возможности», – говорит наш собеседник – юрист и общественный активист. Основной инструмент в этом случае – так называемое Дополнение №5 к налоговой декларации, внедренное еще при режиме Януковича, в котором плательщик был обязан перечислять всех своих партнеров. И которое давало/дает возможность налоговикам отследить денежный поток от бизнесмена, который их заработал, до налоговой «дыры», где эти деньги исчезали.

В случае с клиентами срабатывает сарафанное радио. Есть возможность выйти на центры и через руководство правоохранительных органов, а также руководителей ведомств на местных уровнях. Стоит понимать, что конвертационные центры – это группа предприятий, существующих как вполне легальные компании и прикрывающихся предоставлением легальных услуг.

Невыносимость бытия

В то же время, по словам опрошенных знатоков, большой активности на рынке «обналички» сейчас нет, поскольку все (и предприниматели, и представители конвертационных центров) находятся в ожидании решений новой власти. Первым вопросом на повестке дня для бизнеса является «наказание за преступление». Со II квартала 2014 г. налоговая пытается восполнить недостающие налоговые суммы от предпринимателей, сотрудничавших с конвертационными центрами прошлой власти. Согласно требованиям фискальной службы бизнес должен доначислить недостающую сумму налогов. А в случае отказа оплатить предприятию отменяют суммы налогового кредита и применяют штрафные санкции. «То есть налоговым законодательством сначала предприятие загоняется в конвертационный центр, где уплачивается 11% от суммы дохода. А потом компанию заставляют платить всю сумму налога, но эти 11% никто учитывать не собирается. Нам предыдущая власть возвращать деньги не спешит, а нынешняя не торопиться наказывать учредителей конвертационных площадок», – говорит киевский предприниматель.

Еще один вопрос, который встал остро перед бизнесом, – возможное внедрение с 1 января 2015 г. системы электронного администрирования налога на добавленную стоимость. В связи с этим всем зарегистрированным налогоплательщикам в Государственной казначейской службе Украины будут открыты НДС-счета, а все налоговые накладные, в том числе и те, в которых сумма налога на добавленную стоимость не превышает 10 тыс. грн., подлежат обязательной регистрации в Едином реестре налоговых накладных. «Те, кто прячутся от налогов, всегда имеют конкурентные преимущества перед теми, кто платит все налоги. Если не вводить администрирование, то «белых» просто будут выживать из бизнеса. Если же усложнить возможность уклонения от платы налогов и большинство начнет платить по-белому, то это должно привести к равной конкуренции. И конкуренции не за счет налогов и сборов, а за счет качества товаров и услуг», – говорит старший аналитик Международного центра перспективных исследований Александр Жолудь.

Соответственно администрирование должно помочь вывести налоги с тени, поскольку перекроет доступ предприятиям к конвертационным центрам. Вот только в нынешних неблагоприятных экономических, политических и геополитических условиях и по-прежнему процветающей коррупции это означает, что бизнес будет закрываться. «Если не создать бизнесу благоприятные условия для работы и внедрить администрирование, то предприятия будут либо сворачивать деятельность, либо уходить от налогов другими путями», – уверен президент всеукраинского адвокатского объединения Альянс Вячеслав Гомонай. То есть суммы поступлений в госказну расти не будут, а вот объем теневого рынка по-прежнему будет сравниваться с ВВП страны.

Конверты плющит

В некоторых регионах доступ к конверта­ционным центрам становится все более закрытым для предпринимателей. По словам собственника одной из финансовых компаний, работающих на востоке Украины, в Днепропетровской области предприятиям, работающим с НДС, становится совсем туго. Косвенно это можно подтвердить заявлением заместителя губернатора Днепропетровской области Святослава Олейника: «Мы полностью ликвидировали все налоговые ямы и предупредили бизнес, что разворовывания бюджета больше не будет. Но в последнее время все площадки по отмыванию денег переехали в Харьков и Киев».

Методы, которыми Днепропетровская власть борется с отмыванием денег, перечисляются опрошенными  лицами так: ликвидация конвертационных центров, ликвидация банков, которые были заточены на обналичивание средств, и «ведение диалогов» (скорее всего, с угрозами и давлением) с предпринимателями.

В целом, согласно данным Государственной фискальной службы Украины, по состоянию на 1 ноября текущего года оперативными подразделениями ликвидированы 44 конвертационных центра, в состав которых входило 527 транзитно-конвертационных предприятий. Объем проконвертированных средств через такие компании составил 12,4 млрд. грн. (из которых 8,7 млрд. грн. – по Киеву и 582 млн. грн. – по Днепропетровской области). А незаконно сформированный налоговый кредит оценивается на сумму 2,1 млрд. грн. НДС (Киев – на 1,5 млрд. грн., Днепропетровская область – 93,3 млн. грн.).

«Дополнительно выявлено 638 фиктивных субъектов предпринимательской деятельности (незаконно сформирован налоговый кредит на 1,3 млрд. грн. НДС). В результате отработки предприятий реального сектора экономики – пользователей услуг ликвидированных конвертационных центров и выявленных фиктивных субъектов предпринимательской деятельности – в бюджет взыскано 434,5 млн. грн.» – сообщили в пресс-службе госведомства.

Банки в схеме

Типичный «конверт» – это группа из десятка предприятий различных форм собственности, работа которых была бы невозможной без сотрудничества с банками. Преимущественно это карманные банки предыдущей власти, причем не топовые, не находящиеся на слуху. Как правило, в работе такие центры используют не одно, а сразу несколько финучреждений, подчеркивает старший партнер адвокатской компании Кравец и Партнеры Ростислав Кравец.

На протяжении всего 2014 г. в банковской системе наблюдались две ключевые тенденции, усложняющие работу конвертационных центров. Это, во-первых, недостаток ликвидности. За десять месяцев 2014 г депозитный портфель сократился в гривне на 19%, а в иностранной валюте – на 36%, что соответственно перекрыло доступ конвертационных центров к наличным средствам. Во-вторых, выведение банков с рынка регулятором. Так, по информации самого НБУ, были раскрыты 14 банков, через которые отмывались средства. Часть из них, как подтверждает один из экс-партнеров по бизнесу председателя правления НБУ Валерии Гонтаревой, уже была выведена с рынка за «обналичку» – это Мелиорбанк, Интеркредитбанк, банк Аксиома, Прайм-Банк, Грин Банк, АктаБанк.

Остальные в скором времени тоже попрощаются с лицензией. «Давление на банки, работающие с такими компаниями, будет продолжаться и даже усиливаться, что, на мой взгляд, вполне логично и правильно. Это compliance – то, что Национальный банк всегда декларировал, но только сейчас приступил к выполнению», – говорит собственник Банка Национальный кредит Андрей Онистрат. Но, по его мнению, необходимо, чтобы эта политика подкреплялась реальной борьбой с коррупцией: наказывать ответственных за такие действия, сажать людей, «крышующих» и координирующих схемы ухода от налогов. И пока не будет реальной ответственности за коррупцию, все усилия будут напрасными.

А что же бизнес?

«Сегодня этот «партизанский» конвертационный бизнес уже теряет свое значение. Предприятия применяют легальные схемы ухода от налогов», – говорит Вячеслав Гомонай. Компании продолжают использовать такие лазейки, как покупка авторских прав и патентов, реальную стоимость которых инспекторам оценить довольно сложно. Также, учитывая то, что 50-80% серого страхового рынка продолжает дальше работать, это весьма неплохой вариант для «обналички». «Теоретически страховые компании могут прибегать к услугам конвертационных центров, а также сами помогать компаниям в минимизации, – подтверждает президент Лиги страховых организаций Украины Александр Залетов. – Например, страховщик может проводить выплаты по страховым случаям, которые на самом деле не наступили».

Еще один выход для бизнеса в нынешних условиях – сокращение бизнеса и переход на систему упрощенного налогообложения. «Бизнес не будет работать себе в минус. Предприятия займутся оптимизацией. Так как площадок нет – пойдет перегруппировка из среднего в небольшой, и переход на единый налог. Это самый лучший вариант работы в бизнесе на законных правах», – говорит основатель финансовой компании.

Вместе с тем, Кабмин готовит изменения в налоговое законодательство, и у предпринимателей не гаснет надежда, что новое правительство пойдет на уступки бизнесу. Учредители и бухгалтеры предприятий ожидают среди требований прозрачных и простых условий налогообложения, которые будут всем понятны, сокращения количества налогов (в том числе упразднения НДС), и снижения ставок до 7-10%. Еще один шаг – амнистия для бизнеса, работавшего с конвертационными площадками. Ну и реальные шаги по борьбе с коррупцией в госструктурах. Поэтому на законодательном уровне необходимо предусмотреть личную финансовую и криминальную ответственности работников налоговых и таможенных органов за убытки, понесенные предпринимателями из-за незаконных действий или бездействий чиновников.



Читайте также

загрузка...

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

, , , , ,
*/?>