Версия для печати
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Реформаторский забег

Реформаторский забег
27 марта 2015

Бизнес требует реформ, а правительство Яценюка не спешит с ними. Большинство еще в черновом варианте и далеко от реализации. Исключение делается для нововведений, которые должны пополнить госбюджет. При этом понимание того, какие реформы более необходимы стране, у правительства и бизнеса часто не совпадает.

По традиции, унаследованной от «папередников», Кабинет министров во главе с Арсением Яценюком сегодня определяет судьбу реформ в стране практически за закрытыми дверьми. Многочисленные консультации с независимыми экспертами и бизнесом едва ли приводят к реальным изменениям в законодательных инициативах правительства. Исключение делается только для Международного валютного фонда, что естественно с учетом острой зависимости Украины от финансирования организации. Результат подобных реформ довольно плачевный.

Многие документы разрабатываются на основе старых наработок предыдущего состава Кабмина Яценюка или даже его предшественников. Серьезные изменения делаются лишь в том, что поможет наполнить госбюджет, например, в сфере налогообложения. В остальном сдвиги минимальные, потому что или существуют только в черновом виде на бумаге, или остаются плохо реализованными «благими намерениями», из-за чего реформы приходится совершенствовать «по ходу пьесы».

Фискальные тиски

Одобренная парламентом в декабре налоговая реформа оказалась по большей части формализмом, который не ослабил налоговую нагрузку на плательщиков. Внеся правки в Налоговый кодекс, парламент в два раза (с 22 до 11) сократил номинальное количество налогов. Но в действительности правительство избавилось лишь от тех налогов и сборов, которые были некритичны для наполнения бюджета, остальные же были лишь сгруппированы. Например, к акцизу добавили экологический налог с топлива и сбор в виде целевой надбавки к тарифу на электро- и теплоэнергию.

Если бы налоговики ограничились одним формализмом, проблем было бы меньше, чем оказалось в итоге так называемой реформы. «Правительство не делает никаких существенных шагов для стимулирования предпринимательской деятельности, а наоборот, своими изменениями в налоговое законодательство существенно ухудшило состояние администрирования, в частности НДС», – рассказывает эксперт реанимационного пакета реформ Илья Несходовский. Так, НДС-счета заработали в тестовом режиме с 1 февраля. Кабмин решил, что после завершения тестового режима 1 июля система заработает на постоянной основе, несмотря на возражения бизнеса. Между тем авансовый порядок выплаты НДС может привести к вымыванию 8-15% оборотных средств компаний-плательщиков, по оценкам И. Несходовского. Это чревато сокращением деятельности, увеличением расходов и банкротством отдельных предприятий или их переходом в теневую экономику.

Авансовый порядок выплаты НДС может привести к вымыванию 8-15% оборотных средств компаний-плательщиков

 

Полноценную реформу правительство продолжает откладывать на потом (о неэффективности реформы единого социального взноса и амнистии капиталов см. статью «Амнистия по-новому». – Прим. ред.). «Национальный совет реформ принял решение делать налоговую реформу как можно быстрее, и рабочая группа начинает работу в ближайшее время», – рассказал в начале марта министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус. Однако суть реформы, которую будет готовить рабочая группа во главе с министром финансов Натальей Яресько, не ясна пока даже ее создателям. По словам А. Абромавичуса, еще не решено, будет ли это широкая и всеобъемлющая реформа или же корректировка наиболее проблемных моментов.

Развязать руки

Реформа по дерегуляции условий ведения бизнеса стартовала еще летом прошлого года и сейчас подошла к завершению первого этапа. В феврале парламент принял закон, который позволит регистрировать бизнес за два дня и отменит 16 различных сертификатов, свидетельств и заключений регуляторных госорганов. Также он ликвидирует все разрешительные центры, передав их функции центрам админ­услуг. С одной стороны, это должно сократить время на общение бизнеса с бюрократами, с другой – урезать бюджетные расходы на содержание разрешительных центров. Бизнес, по оценкам Министерства экономического развития и торговли, также сможет сэкономить порядка 100 млн. грн. в год на оформлении документов и еще от 150 до 250 млн. грн. – на неофициальных платежах чиновникам. В целом, согласно расчетам Минэкономики, экономический эффект от принятого закона о дерегуляции составит 40-60 млрд. грн. до 2020 г.

Теперь для завершения первого этапа дерегуляции в министерстве обещают отменить 177 лицензий и разрешений. Однако впереди еще два этапа реформы. На втором этапе должен быть разработан на нормативно-правовом уровне механизм «дерегуляторной гильотины». В течение года контролирующие органы должны будут доказать перед независимой комиссией, что их деятельность приносит пользу экономике и обществу. В противном случае эти госорганы или их отдельные функции будут ликвидированы. На третьем этапе должен быть разработан механизм, который не допустит восстановление ликвидированных органов и их функций. Если реформа пройдет успешно, через два года, надеется А. Абромавичус, Украина сможет войти в топ-50 участников рейтинга «Doing Business».

Единичный интерес

Одной из наиболее болезненных сторон делового климата Украины, в которой давно назрела необходимость глубинных реформ, является защита прав инвесторов. В рейтинге «World Competitiveness Report 2014-2015» Украина занимает 130 место из 144 стран по качеству институтов, в том числе 105 позицию по защите инвесторов и 139 – по защите интересов миноритариев. В рейтинге «Doing Business 2015» в сфере защиты прав инвесторов наша страна занимает 109 место из 189 стран. Единственный практический шаг, который правительство Яценюка сделало для улучшений в этой сфере, был мотивирован необходимостью добрать дивиденды госкомпаний в бюджет. Речь идет о снижении кворума на сборах акционеров с 60% до 50+1%. С одной стороны, это позитивное изменение, позволяющее увеличить влияние государства на корпорации, в которых она владеет контрольным пакетом, и повысить доходы государства – отмечают эксперты Vox Ukraine. С другой стороны, принятие соответствующего закона было вызвано необходимостью государства устранить корпоративные конфликты с группой Приват в управлении компанией Укрнафта.

Кроме того, сейчас в Верховной Раде ожидает второго чтения законопроект по защите прав инвесторов, который правительство внесло как часть «пакета МВФ». Из позитивного – документ вводит понятие производного иска, что позволит миноритариям, владеющим в сумме 5% акций, подать иск против менеджмента компании о возмещении убытков. Помимо того, он предлагает ввести институт независимых директоров, а также материальную ответственность должностных лиц перед акционерным обществом за убытки, причиненные их действиями или бездеятельностью. Однако на практике в документе недоработок больше, чем позитивных новаций. «Этот законопроект слеплен из инициатив, разрабатывавшихся НКЦБФР и участниками рынка в 2013-2014 гг. Нормы из них были взяты без понимания механизма их действия, причем не полностью, что исказило их суть и подорвало результативность», – рассказывает член правления Профессиональной ассоциации корпоративного управления Оксана Параскева. Например, эксперты рекомендуют вернуть норму о том, что общее собрание акционеров принимает решение только по вопросам, которые входят в повестку, и запрет на изменение порядка вопросов в повестке. До сих пор эти нормы помогали предупреждать рейдерство. Так, переставив порядок вопросов, можно повлиять на то, какие из них будут в итоге приняты.

Первые расследования антикоррупционного бюро будут начаты не ранее 10 июля 2015 г., то есть более года спустя после того, как была озвучена идея о создании этого органа

 

«Например, в первой части собрания можно рассмотреть «нужные» вопросы, а потом объявить перерыв, и в результате на второй части собрания не будет кворума, и «ненужные» вопросы рассмотрены не будут», – объясняет Оксана Параскева. Необходимо прописать функции корпоративного секретаря, унифицировать определение независимых директоров, которое в законопроекте Минэкономики отличается от уже действующего для банков, а также урегулировать вопрос рассылки уведомлений акционерам через депозитарную систему. Наконец нужно вернуть рынок финансовых услуг под действие закона об акционерных обществах, потому что в случае вступления этой нормы в силу корпоративное управление в страховых компаниях останется неурегулированным. Однако и это не панацея. «Необходим системный подход. Нужно наряду с принятием исправленной версии законопроекта Минэкономики разработать национальный кодекс корпоративного управления, например, по отраслевым признакам», – полагает Оксана Параскева.

Коррупционная трясина

Еще одна реформа, за которой пристально следит мир и, главное, основные кредиторы и доноры Украины, – антикоррупционная. В рейтинге восприятия коррупции «Transparency International» в 2014 г. Украина заняла 142 место из 175 позиций. Причем за год наша страна улучшила свой показатель лишь на 1 балл, плотно засев в «клубе коррупционеров» вместе с такими странами, как Уганда и Коморские Острова. Флагманом реформы должно стать Национальное антикоррупционное бюро, закон о создании которого был принят и подписан Президентом еще осенью. Предполагается, что оно возьмет под контроль работу органов исполнительной власти.
Однако бюро не только не заработало до сих пор – все еще не завершен даже конкурс на должность руководителя этого органа. На данный момент подошел к концу второй круг отбора.

На третьем этапе четыре отобранных кандидата – Виктор Чумак, Артем Сытник, Яков Варичев, Николай Сирый – пройдут люстрационную проверку, по итогам которой комиссия направит список претендентов на рассмотрение Президента. По словам замглавы Администрации Президента Дмитрия Шимкива, первые расследования бюро будут начаты не ранее 10 июля 2015 г., то есть более года спустя после того, как была озвучена идея о создании антикоррупционного органа. Как рассказал членам Американской торговой палаты, член парламента и экс-министр юстиции Грузии Георгий Вашадзе, работавший в группе украинского Минюста по вопросам создания бюро, предложено создать переходную следственную группу. Она будет состоять из 70 следователей и начнет расследования, как только заработает бюро.

Надежды на улучшение бизнес-климата также были связаны с появлением института бизнес-омбудсмена. В декабре прошлого года правительство и Европейский банк реконструкции и развития согласовали на эту позицию бывшего комиссара ЕС по вопросам налогообложения, таможенных вопросов, статистики, аудита и борьбы с мошенничеством Альгирдаса Шемету. Тогда же Кабмин распорядился создать совет бизнес-омбудсмена, но к марту он все еще находился в процессе формирования. Новое ведомство должно рассматривать жалобы бизнеса на действия чиновников и разрабатывать рекомендации властям в сфере предпринимательства. Но за более чем два месяца наличия должности бизнес-омбудсмена очевидных результатов его деятельности нет. В частности, публично не было инициировано ни одного дела против госструктур, оказывающих давление на бизнес. Более того, до сих пор нет окончательного понимания, какие полномочия будут у омбудсмена, чтобы отстаивать интересы предпринимателей. Ранее на этапе обсуждения допускалась возможность «развязать руки» омбудсмену вплоть до возможности приостанавливать решения контролирующих органов.



Читайте также

загрузка...

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

, , , , ,
*/?>