Версия для печати
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Компании и рынки: Парой строк

Компании и рынки: Парой строк
24 марта 2016
Собственник Группы Компаний ИТЦ «ВариУс», кандидат технических наук
ProZorro как симуляция реформы

Анонсированная система электронных госзакупок ProZorro напоминает имитацию борьбы с коррупцией Жовтобрюх Валерий Алексеевич, cобственник Группы Компаний ИТЦ «ВариУс», кандидат технических наук
В последнее время в прессе активно обсуждаются преимущества и недостатки разработанной МЭРТ в сотрудничестве с волонтерами системы бюджетных закупок ProZorro, которая, к слову, работала и в 2015 году для тендеров, проводимых государственными предприятиями. Но меня весьма удивило бодрое заявление премьер-министра о том, что данная система является чуть ли не свершившейся и зрелой реформой. Удивило, потому что в качестве активных участников таких тендерных процедур мы наблюдаем, как на основании действующей редакции закона Украины №1197-VII «Об осуществлении государственных закупок» от 10.04.2014 г. коррупционерам удалось в 2014 году удалить условие публичности из процесса
закупок, создав таким образом дыру для подкормки из государственных средств. С апреля 2014 года не выходит и ежемесячное издание «Вестник государственных закупок». Это означает, что управленец государственного предприятия с техпор делает то, что позволяют его представления о долге и чести государственного служащего. Ведь такая работа «втихаря» уже два года защищена законом. Любопытно, что новый закон «о публичных государственных закупках» №3559, подписанный президентом 16 февраля, а начнет действовать полноценно только с 1 августа 2016 года, похоже, будет таким же дырявым по следующим причинам:
Закон (обе редакции) вообще не обязывает госпредприятия размещать закупки на публичных тендерных площадках, если тратятся не прямые бюджетные средства. Трудно поверить, но решение о заявлении закупки в тендер по-прежнему дело почти добровольное. В принципе, на этом можно было
бы закончить о причинах бесполезности системы электронных закупок, которая является лишь инструментом несовершенного «дырявого» закона. Ведь в категорию бюджетных денег не попа-
дает практически ничего, если речь идет о закупках, проводимых государственными юридическими субъектами. То есть называй потраченные на свое усмотрение государственные деньги «заработанными на промышленной или коммерческой основе» и можешь тратить их, не заботясь о публичном контроле – закон не обязывает, а лишь рекомендует.
          2. В системе электронных государственных закупок ProZorro нет главного – эффективных процедур контроля и, соответственно, возможности привлечь к ответственности чиновника, уполномоченного выбирать поставщика. А система жалоб вообще напоминает письмо Ваньки Жукова «на деревню
дедушке».
          Получается, что анонсированная система электронных тендеров ProZorro является лишь симуляцией реформы и будет функционировать только для тех субъектов, кто и ранее работал прозрачно. Зато для мошенников система предоставляет массу интересных возможностей, как в анекдоте о поручике Ржевском, разорившем доверчивых джентльменов, не подозревавших о том, что игра в покер может быть нечестной, если не вскрывать карты. Радует одно – разработчики открыто признают недостатки системы и соглашаются с тем, что новая система не панацея, а лишь инструмент привлечения большего количества бизнесменов к участию в торгах.
          В конце 2015 года, пользуясь описанной выше нормой «непубличности»
закона, одно из 100% государственных предприятий Днепропетровска без участия в публичных тендерных процедурах подписало контракт на закупку станка стоимостью 3 млн евро, хотя предложение от ближайших конкурентов было на 500 тыс. евро дешевле и гарантировало выполнение поставленной задачи. Ответственному чиновнику этого предприятия не составило труда обосновать выбор «правильного поставщика» внутри своего же завода, ведь никто извне не имеет права контролировать. А упомянутый закон №1197-VII до сих пор стоит на страже нечистых на руку сотрудников, которые и пользуются доверием тех, кому обещали служить честно. Единственным способом апелляции по-прежнему является прямое обращение с жалобой персонально к руководителю госпредприятия. Но ведь предприятие государственное, а значит надежды на персональную вовлеченность наемного директора в процессы
контроля за «не своими» деньгами очень мало. Так случилось и в этот раз.
           С моей точки зрения, ни одна система наподобие ProZorro не может работать эффективно, если чиновники будут и далее получать нищенскую зарплату и компенсации в конвертах, задавая тон нечистоплотного ведения дел. Если же выбор поставщика выполняет кристально честный человек, он каждый раз будет бояться выбрать качественный товар, который хоть на копейку дороже. Гораздо проще, если возможно, вообще не заявляться в тендер. Никто не хочет стать щепкой в большой «лесорубке» под названием «имитация борьбы с коррупцией». Потери государства от такого осторожного подхода не менее значительны, чем экономия. Вот реальная история о тендере, состоявшемся по принципу ProZorro для государственного предприятия из энергетической отрасли. Отделу снабжения завода предстояло выбрать фрезу для обработки лопатки турбины из титана. Внешние параметры и размеры товара у всех подавших предложения поставщиков были одинаковы, но цена разная. На складе такая фреза оказалась лишь у двух поставщиков. Несмотря на то, что компания с ценой на 5% дешевле не гарантировала качества, весьма осторожный чиновник не стал заморачиваться и «сэкономил» эти 5% для государства, но уже через неделю вынужден был срочно закупить и более дорогостоящий инструмент, так как выбранная фреза не смогла обработать деталь из жаропрочной стали. Получается, что государство потратило на закупку 195% стоимости инструмента. Реальные потери государства от такого подхода могли составить и 700% в случае, если дешевая фреза сломала бы дорогое изделие в процессе обработки. Возникает вопрос: кому нужна такая система, если зря потраченные 95% денег на фрезу или 700% убытка не будут высчитаны из зарплаты непорядочного или нерадивого чиновника? Ответ простой – лишь ответственному за «реформу» карьеристу.
          Следует бороться не с нарушениями в государственных закупках, а радикально сократить долю государственных затрат, отдав в частные руки управление предприятиями, подлежащими приватизации. Собственнику не нужен сложный тендер, чтобы выбрать товар и лучшего качества, и по оптимальной цене. Ведь он защищает собственные средства.
          Оставшимся на содержании государства чиновникам (после приватизации не более 10-20%) было бы полезным назначить оклад на уровне успешных топ-менеджеров частных предприятий. Но карать за коррупцию и халатность. Для контроля можно привлекать ведущие аудиторские конторы с мировым именем, которые работают согласно американским законам, непримиримым к экономическим преступлениям.
          Нужно не бороться с олигархами, которые, по сути, являются просто более ушлыми предпринимателями, а надежно закрыть изнутри кабинеты высокопоставленных коррупционеров, охотно продающих преференции своим партнерам, создавая новых олигархов. Вопрос не в тех, кто покупает незаконные услуги, а в тех, кто их продает.
          Именно такая риторика была на устах у всех в первой половине 2014 года. Любопытно, что уже тогда кто-то из друзей новой власти ловко удалил из закона о госзакупках норму публичности, подготовив себе почву для личного обогащения. Только публичность вернет наши элиты к курсу реального реформаторства, а не к губительному для страны карьеризму, примером которого и является сказка о ProZorro.
          Критики отсутствия активности политических элит на поле боя с коррупцией сейчас настолько много, что после очередного стона на тему «что не устраивает», очень хочется найти план по спасению, в котором будут прописаны не только шаги, но также сроки исполнения и имена ответственных. Спустя четверть века работы в условиях развивающегося капитализма, уже ни у кого из украинцев нет сомнений, что успех любой компании или предприятия зависит от собственника или группы собственников, которые управляют
процессами, настраивают идеологию в коллективе и набирают сотрудников. Если прогорела компания, то виноват исключительно собственник, пусть даже тем, что доверился наемному и нечистоплотному директорату. В парламентско-президентской республике таких ответственных за успешность государства «собственника» двое. У каждого свои полномочия, которые в 46 миллионов раз мощнее полномочий любого из украинцев. Вот и весь рецепт спасения – надеяться на президента и премьер-министра. Надеяться, как можно сильнее – так, чтобы им было стыдно нас подвести! Мы можем лишь подсказывать что-то из того, о чем разговариваем на кухне. К слову, тестируя систему электронных закупок ProZorro, родилась идея о том, что именно сейчас, в ситуации жесточайшего цейтнота, для спасения экономики Украины нужен сильный ход, который бы позволил президенту и премьеру не только декларировать
желание борьбы с коррупцией, но и смог бы развязать им руки от пут, крепко связывающих от решительных действий. Понятно, что ближайшее окружение наших «собственников» увязло в кор-
рупционных схемах. Эти «соратники» не дают гарантам начать реальную борьбу с разворовыванием государства, так как тут же окажутся в очень затруднительном положении. Можно назначать сколько угодно антикоррупционных прокуроров, но толку не будет, если первыми должны будут сесть в тюрьму партнеры и сослуживцы наших «гарантов».
          Стране срочно нужна общая амнистия всех и за все! Разумеется, не за душегубство, но однозначно амнистия капиталов, амнистия за экономические преступления и другие виды уголовных преступлений, включая политические ошибки. Амнистия всерьез и без штучек типа компромиссов, которые в корне
подорвут доверие к концепции, как это вышло в 2015 году и в Украине, и в России с аналогичной идеей об амнистии в сфере налогов и капитала.
          Вне всякого сомнения, в условиях тотального недоверия к государству, залогом успешности такой амнистии станет четкое определение составов уголовных,т административных и налоговых правонарушений, как раз не подпадающих под действие закона об амнистии. Исключений должно быть минимум. Ну смогли же американские власти в годы Великой депрессии не только закрыть глаза на нелегальные доходы алкогольной мафии, но и простить связанные с этими торговыми махинация-
ми серьезные уголовные преступления всем участникам схем. Американцы поверили тогда власти, влили капитал в экономику страны, оставив карманы продажных конгрессменов пустыми.
          Такой закон о бескомпромиссной амнистии позволил бы теперь уже украинской власти в годы затянувшейся депрессии назначить некую дату «А», за действия ДО которой прощались бы все нарушения для всех, включая даже серьезные промахи президента и премьер-министра. Такой нестандартный ход позволил бы украинским «гарантам» сказать своим приближенным: «СТОП – ХВАТИТ, я договорился с народом».
          Убежден, что многие коррупционеры престанут держаться за власть, как за палочку-выручалочку, и захотят «спрыгнуть» пока есть возможность, чтобы не рисковать уже наворованным. Президент и премьер-министр наконец смогут работать без оглядки на интересы тех, кто помог прийти во власть
и с чистой совестью карать тех друзей, кто не поверил. Смогут, если захотят, конечно! Но я верю, что захотят, тем более что доходы бюджета автоматически возрастут в три-четыре раза только за счет прекращения разворовывания страны. Более того, некоторые из «поверивших» начнут инвестировать
уже легальные деньги в экономику Украины, которая по-прежнему остается одной из самых перспективных для бизнеса стран региона. Освободятся, наконец, места для новых чиновников, для
которых государственные интересы будут не пустым словом, потому что свой успех они будут отождествлять с успехом страны, действительно ПРОЗОРО получая за это достойную зарплату.
          Утопия? Не знаю. Но это мой совет тем, кому я доверил страну.


Читайте также

загрузка...

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

, , , , ,
*/?>