Дело о харьковском урожае: кого прикрыли активистом, поборовшим наркотрафик?

Спустя три месяца появились интересные подробности нашумевшего в сентябре рейдерского захвата зернохранилища в с.Занки Харьковской области.

Как следует из материалов уголовного дела, в течение определенного времени бизнес-партнером фермера Строгого А.Ф. был некто Константин Бедовой, известный в криминальных кругах как Костя «Калоша». После конфликта между партнерами последний решил «наказать» Строгого. После этого в начале сентября 2018 года на элеваторе в Змиёвском районе Харьковской области  произошли события, о которых стало известно всей стране, сообщают сайты ОРД.

После организованного Бедовым захвата зернохранилища в Занках неизвестные в балаклавах и бронежилетах, с оружием в руках проникли на территорию фермерского хозяйства «Строгий А.Ф.» и смогли вывезти с элеватора часть собранного урожая.

Действия сотрудников местной Национальной полиции во время инцидента заслуживают отдельного внимания. Начальник областного главка Национальной полиции Олег Бех, не проводя каких-либо следственных действий, сразу заявил, что одним из ключевых подозреваемых по инциденту на элеваторе является лидер харьковской ГО «Східний Корпус» Олег Ширяев.

По словам источника в Нацполиции, в тот день, кроме Ширяева, в спешке были задержаны и совершенно посторонние люди – несколько десятков человек,  называемых Бехом «стрелками». Этими «стрелками», по словам источника в МВД, оказались представители волонтерского общественного формирования, прибывшего на помощь местным жителям, а также несколько грузчиков и разнорабочих – «хватали всех, кто попался под руку».

Непрофессиональные действия правоохранителей под прикрытием их бывших коллег во главе с Николаем Черемухиным позволили «титушкам» и настоящим «стрелкам» из банды Кости «Калоши» уйти, избежав наказания. Быстро выбить необходимые показания из задержанных не удалось, и Бехом в спешке было принято решение арестовать Ширяева и направить относительно «сырой» материал по нему в суд, сообщает НБЖР.

Оперативная комбинация позволила сразу «убить двух зайцев»: успокоить общественность и «обелить» организатора конфликта – Константина Бедового, ниточки от которого, по мнению местных наблюдателей, тянутся к начальнику областной полиции. Вряд ли у кого-то возникнут сомнения, что столь масштабные правонарушения происходят без участия правоохранительных органов. Сговором «Калоши» с Бехом объясняются и пассивность полицейских в отношении к нападавшим во время событий на элеваторе.

С другой стороны, «Східний Корпус» был для местных правохранителей, как кость в горле: на счету организации – закрытие «наливаек», нелегальных казино и наркопритонов, гражданские аресты нелегальных торговцев контрафактным бензином и борьба с наркотрафиком. Каждое из названных направлений традиционно являлось каналом неофициальных доходов  местной полицейской верхушки. Оплотом борьбы последней с Ширяевым и «Східным Корпусом» стал куратор харьковского наркотрафика Николай Черемухин.

Методы работы самого известного в Харькове «оборотня в погонах» знакомы многим харьковчанам. Но поджоги машин, как и открытие надуманных уголовных дел на активистов «Східного Корпуса» не возымели должного эффекта. Ширяев, как и  большинство представителей организации, прошли фронт, АТО — словом, были не из робкого десятка, поэтому проигнорировали предупреждения «псевдо-правоохранителей». Последней каплей в конфликте Беха, Черемухина и Ширяева стало перекрытие последним канала накротрафика из России, транзитом через Харьков, в Европу.

Ситуация с элеватором в Занках в этом смысле пришлась харьковским. силовикам весьма кстати. Зная, что фамилия Ширяева в городе на слуху, местные полицейские поспешили сфабриковать дело, обвинив Ширяева в рейдерстве. И все это несмотря на отсутствие каких-либо доказательств об непосредственном участии лидера и активистов «Схидного Корпуса» в конфликте в Занках. Силовики, в принципе, добились своего: Ширяев от гражданской активности огражден громким уголовным делом, наркотрафик в области, как отмечают СМИ, практически восстановлен, а активистов, способных этому помешать, идя на открытое противостояние с полицией, в Харькове на сегодня нет.